• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: эстетика по кадзе (список заголовков)
19:56 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
в полку странных книжек, коими я удивительно проникаюсь несмотря на мое отношение к детской литературе, как к разлагающей мозг, прибыло. если не считать классического маленького принца, то сначала были чудаки и зануды, а теперь - вот это:

riginally posted by at "Муму"?
Вчера не выдержала, и вылезла из автобуса, чтобы нырнуть в одну барахолку на улице (много раз уже проезжала мимо, не разрешая себе туда идти), привлекли горы книг... и купила за 1 евро очень странную "детскую" книжку...

Автор Friedrich Karl Waechter род. в 1937 в Данцинге, выучился в Гамбурге на графика, и уже с 1962 г. сотрудничал с такими журналами, как Pardon, Konkret и Twin.
Стал известен в 70 годах издав книгу "Анти- Штруввельпетер" - противоположность от классической книги 19-го века Хайнриха Хофмана "Struwwelpeter".
С 1974 года делает фильмы и театральные постановки, издает книги. "Это для детей?" "Или для взрослых?"- часто задают ему вопрос.
"Я пишу и рисую для всех, кто когда-то был пятилетним ребенком; хорошо помнит об этом; и желает обязательно прожить до 99 лет",- говорит сам автор.

" А вот и я!"


Read more... 



удивительная, к слову, вещь. и если кто раздобудет это в нормальном русском переводе, пусть даже в сети, я счастлив буду несравненно. сосредоточнное гугление мне никоим образом не помогло.

@темы: кадзе - книгофил, эстетика по кадзе

09:28 

бг такой бг

in the porn when i was born sky is blue and see is green
«Наверно, ты буддистка, в тебе дохрена пустоты.
Я принес тебе букет, ты засушила и скурила цветы
»

@темы: эстетика по кадзе

21:55 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
26.04.2011 в 20:42
Пишет Le baron rouge:

На самом деле, мне нравилась только ты,
Мой идеал и моё мерило.
Во всех моих женщинах были твои черты,
И это с ними меня мирило.
Пока ты там, покорна своим страстям,
Порхаешь между Орсе и Прадо,
Я, можно сказать, собрал тебя по частям -
Звучит ужасно, но это правда.
Одна курноса, другая с родинкой на спине,
Третья умеет всё принимать как данность.
Одна не чает души в себе, другая во мне -
Вместе больше не попадалось.
Одна как ты, с лица отдувает прядь,
Другая вечно ключи теряет.
А что, я ни разу не мог в одно это всё собрать?
Так Бог ошибок не повторяет.
И даже твоя душа, до которой ты
Допустила меня раза три через все препоны,
Осталась тут, воплотясь во все живые цветы
И все неисправные телефоны.
А ты боялась, что я тут буду скучать,
Подмены сам себе предлагая.
А ливни, а цены, а эти шахиды, а Роспечать?
Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая.
___
Дмитрий Быков

URL записи

@темы: kadze's little world, эстетика по кадзе

18:13 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
люблю находить сам. не люблю загадки, люблю находить сначала ответы, а потом уже ловить вопрос - скважину, к которой подходит один из ключей в связке.

испытываю странную нежность ко всему мной открытому, привязанность, такую, как будто никто и никогда не видел, а я вот только что нашел и всем рассказал. а потом встречаться с людьми и закидывать удочку - знаешь, я недавно прочел росхальде. да, да, знаю, я и сам влюблен в клингзора, а вот степной волк скучноват. и понимать: человек-человек, точка в точку, столб в столб.

так рука случайно нашла в библиотеке модель для сборки. так из модели для сборки протянулась игра в бисер. вот почему эти два писателя не сходят с моих уст, не убираются далеко с книжных полок. это ведь я их нашел, без меня бы их никогда не было, я уверен.

не помню, где и как, при которых обстоятельствах - и, правда, откуда двенадцатилетнему ребенку было знать про лорку, где было вычитать старинноватое по манере стихотворение, как набрести? - но однажды мне попалось посвящение именно лорке. "федерико гарсия", - отпечаталось на подкорке. почти как габриэль гарсия маркес, который был уже в пятнадцать и которого так и не понял я целиком, смог проглотить, но не осознать, и сколько бы ни брался потом, не доканчивать. так или иначе мне попалось это стихотворение, и я выучил его, как единственное, что я мог сделать для расстрелянного (мама говорила, помню, помню, о мама с высшим техническим и искусствоведческим) поэта. и отчетливо помню, как забравшись на кухню тихонько проговаривал, отдаваясь аллитерациям:


Verde que te quero verde...

Ф. Г. Лорка
Было иное слово, словно сквозная рана.
Двадцать четыре раза взбрызнул затвор нагана.
И опалили нёбо диким огнем словесным
двадцать четыре неба, двадцать четыре бездны.

Истина в чистом поле - горю равновелика:
двадцать четыре боли - двадцать четыре крика.

Зря подчинялся слепо гулким словам напрасным -
был голубым, как небо или как бездна - красным.

Полнилось тихим слухом - взвеялось злым посевом:
бычьим пахнуло духом, львиным дохнуло зевом.

Так и ловила фраза - время - дырявым бреднем
двадцать четыре раза - каждый и был последним.


помню еще яснее, как меня за этим занятием застукали, и ужасное смущение, заливающее щеки (врал всем и напропалую, что никогда не краснею) гадкое чувство, как будто за чем-то ужасно неприличным поймали - за игрой для дошкольников, мастурбацией в ванной или чем-то равновеликим, да.

и все-таки, черт побери, откуда тогда взялась некая григорьева, которая цитирую "проповедует эстетику экстатического любования прекрасным объектом" со своими беспощадно острыми - почитал ее ради интереса, скукотища редкая в остальных виршах - строчками о лорке?

@темы: кадзе - книгофил, эстетика по кадзе

20:15 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
утащил. надо же, чтобы именно сегодня мне такое попалось.

05.04.2011 в 03:13
Пишет Klod:

Дерек Уолкотт

(перевод Василия Бетаки)

Завершения

...И ничто не взрывается...
Всё затухает

Ничего не случается – всё выцветает...
Как загар, исчезающий с кожи...
Как пена, которая просто
Уползает, уходит в песок, или в воздух.

Даже молниеносная вспышка любви
Не заканчивается грозным
Громом, а мягко стихает...

Будто цветы обесцвечиваются,
Будто всё происходит не так как должно,
А совсем по иному. Совсем по ино...

Будто пемза стирает, стирает
Всё, к чему никогда не вернуться вновь нам,
Пока мы не остаёмся

В том самом молчанье, которое витает
Вокруг головы Бетховена...

URL записи

@темы: эстетика по кадзе

22:17 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Гессе сказал мне вечером:
«Знаешь, Луиджи, я часто думаю так же, как ты: все наше искусство - всего лишь замена, хлопотная, оплачиваемая в десять раз дороже замена упущенной жизни, упущенной животности, упущенной любви. Но ведь это не так! Все обстоит совершенно иначе. Мы переоцениваем чувственное, считая духовное лишь заменой чувственного за его отсутствием. Чувственное ни на йоту не ценнее, чем дух, и наоборот. Все едино, все одинаково хорошо. Обнимать женщину и писать стихи - одно и то же. Было бы только главное - любовь, горение, одержимость, и тогда все равно - монах ты на горе Афон или прожигатель жизни в Париже.»

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - книгофил

21:52 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
и вот когда на работе мы дискутируем - пусть не все, а только трое, трое, как нас и было в начале, только трое сумасшедших трудяг, которые тусовались на работе до 11 вечера и приезжали потом к половине девятого - так вот, когда мы обсуждаем апории зенона, и мне становится стыдно за свое невежство, когда говорим о фрейде, о ницшеанстве, о христианской религии, вот тогда я понимаю, почему не свалил.

и вторая вечерняя мысль, строчкся, всплывшая из самого детства: идешь на меня похожий, глаза устремляя ввысь
и на этом бы остановиться, это ведь все, что я хотел сказать - идешь на меня похожий, глаза устремляя ввысь. вот она, самая суть, вот она правда, оно, настоящее. но память упрямо продолжает цветаевским поцелуем в висок: я тоже была прохожий, прохожий, остановись! выкриком в голову.

@темы: эстетика по кадзе, москау гастарбайта, kadze's little world

21:39 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
и сидели мы на причале, как две дивных птицы, с термосом чая, в деревянные доски утыкивая ботинков носы, а небо, боже мой, что это было за небо, это был тот самый потерянный и вновь обретенный катарсис - сначала темное, и только где-то в углу пробивалось солнце, а горы терялись в дымке, и это было место, где не было границы ни между небом и землей, ни между землей и небом, потом я отворачивался, утыкаясь носом в остывающий чай, а солнце вдруг выходило и освещало рыбаков, и лед, и нас, и это было так чудно, боже мой, и я смотрел на белый диск, а в глазах оставались зеленые пятна, а потом солнце снова пряталось за тучу, и все вдруг оказывалось в какой-то розовой дымке. я сидел без пальто, в теплом свитере кота, натянутом на голое тело, и голубой футболке поверх того свитера, и клетчатой рубашке поверх той футболке, и все замерло вне времени года, а солнце светило мне в волосы, и я был немножко рыж и запевал над болотом туман, волчий вой заметает следы, и лень подхватывала я бы думал, что пьян, но испил лишь студеной воды,
из кувшина, что ты, - продолжали мы, пока руки, путавшиеся в букете сухих колосьев не покраснели, а я не подмерз. тогда мы подхватили термос и спустились с причала, балансируя по арматуринам и тающему снегу.

а потом был норвежский лес, и это было так больно. фильм, кстати, ничего общего с книгой, кроме сюжета, в общем-то и не имеет - совершенно другое мироощущение. сначала мне не хватало муракамевой медлительности, которой просто не было в первой части фильма, в конце - фрагментов из истории, которые я ясно помнил, несмотря на то, что книгу читал лишь раз.

...это был надрыв, постоянный надрыв, почти весь фильм. он начался и уже не отпускал, становился то слабее, то сильнее, и ни минуты передышки. я хотел заплакать, но не мог, глаза оставались сухими, а рот кривился и кривился. мне хотелось заорать, застучать раскрытой ладонью по системному блоку и столу, и стенам, господи, почему так больно, сколько еще будет больно. больно, больно, больно. в конце все-таки разревелся, выбежав под финальные титры на балкон в одной футболке, где открыл окно, и прижимался головой к стеклу, и сжимал ладонью холодный край балкона, и нервно курил в одиночку, продолжая кривить рот. господи, почему так больно?

а если прибавить к тому, что помимо сильной режиссуры там еще прекраснейшая операторская работа - диво-дивное просто, то заключаю: смотреть, смотреть срочно тем, кто еще не успел. идите и не грешите, идите и качайте себе с торрентов норвежский лес.

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - киноман, бытовая магия

09:10 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
я ни о чем не хочу этим сказать, я просто оставлю здесь текст и ссылку. довольно-таки приятно. впрочем, сегодня у меня день выходного одиночества. это чудесно, а потому сегодня будет много искусства, всего две сигареты (деньги кончились, зарплату задержали, дана приедет не скоро), поход на набережную (всенепременно, я или не я в конце концов!), норвежский лес (приедет или не приедет дана, я себе обещаю), немного героев и уборки. отличный день

«С некоторыми перерывами я читаю их уже почти 30 лет. Говорю это не для того, чтобы вызвать сочувствие, а просто произвожу мысленный подсчет принятых и отвергнутых мною текстов. Последних, конечно, больше, но и первых вполне хватило бы на добротное собрание сочинений, стоящее где-нибудь в углу районной библиотеки, куда никто давно не заглядывал, если только погреться или переждать дождь. Кстати, именно так однажды, еще в доинтернетовскую эру июньский дождь загнал меня в библиотеку им С. Перовской, где я прочел трифоновскую «Другую жизнь»: «Это было первое лето, когда не сняли дачу». Почему-то первая фраза сразу пронзила. Дождь то затихал, то принимался опять. В зале было темно, горела зеленая лампа на столе, я все читал и читал эту «Другую жизнь» и не мог оторваться. В принципе первых двух-трех абзацев вполне хватает, чтобы составить самое правильное впечатление. Гениальные пассажи вроде: «Он поет по утрам в клозете. Можете представить себе, какой жизнерадостный, здоровый человек», встречаются крайне редко. А ведь первая фраза — это как рукопожатие или взгляд глаза в глаза. Ты смотришь и уже знаешь, получится у вас разговор или нет, состоится встреча или можно шагать дальше, не оглядываясь. Я не самый великий физиономист, но в принципе и фотография писателя на задней сторонке обложки может рассказать мне больше, чем любой самый искусно составленный синопсис. Писателям особенно следует беречь свои лица или никогда их не показывать. Это правило хорошо усвоил Виктор Пелевин. На редких фотографиях у него один и тот же имидж, состоящий из черных очечков, короткой стрижки, футболки, куртки. Никогда не вспомнишь, где и когда видел это лицо. Но в этой нарочитой стертости есть свой программный расчет: читайте книжки, а не отвлекайтесь на PR-истории о бедном детстве, первой любви или борьбе с режимом. Текст важнее, чем биография. Ставка на литературу больше, чем жизнь.» день писателя. километры необязательной прозы. и, черт возьми, если б я так писал!

у.п.д.: обнаружил под стиральной машинкой пачку подмокших кисс. сушу их на батарее, счастлив безмерно.
и вот еще
«И все же, скажи любому из них: брось ты это занятие, иди на биржу или в риелторы, никогда не бросит, никуда не пойдет. И даже если будет принят высочайший указ о том, что теперь ничего за печатное слово не полагается (ну, не платят же нам за то, что мы дышим!), а Нобелевская премия по литературе уже больше не принесет своему обладателю выстраданный миллион у. е., а только одну тонированную медаль с профилем усатого господина, все равно ничего не изменится.

Все так же одинокие безумцы будут терзать свои лэптопы, все так же мучиться над первой и последней фразой, так же ждать прихода вдохновения и звонка из издательства. Потому что человек, лишенный книг, вне письменности, вне возможности самовыражения, чувствует себя обездоленным в своем главном достоинстве и пораженным в каких-то своих главных правах. Потому что писательский труд — это прежде всего овеществление личности, овеществление эмоций и памяти, принадлежащих одному и передающихся всем. И пока среди нас есть писатели, остается надежда, что все не напрасно, что кто-то сохранит наши мысли, наши чувства, наши лица, что кому-то они будут интересны и через сто, и через триста лет. Поэтому да хранит Бог всех пишущих. С праздником, мои дорогие!»

@настроение: маленький пригородный вальс

@темы: эстетика по кадзе

14:19 

греческое

in the porn when i was born sky is blue and see is green
ах, бейби, бейби, в перерыве между уборкой половины и половины квартиры сел выкурить несколько синих морей одно за другим (боже, как низко я пал!) и влип в опенспейс. конечно. сноб почему-то удовлетворяет меня куда меньше, а вот на опенспейсе нашел чудо чудное, и ежели кто желает инвайт в мою скромную обитель, так я желаю видеть вас с сиим выплеском греческих эмоций на флешеньке. "Аттенберг" сравнивают с "Клыком", а последний - чудо хорош, и если кто не смотрел, всем срочно советую (у меня же пока лежит "я тебя люблю. я тебя тоже...нет" и ожидается "норвежский лес" в гости).

в общем, псто о трудовыходных на ниве собственной двушки я откладываю на после уборки, а сейчас не премину поделиться отличной статьей с опенспейса (кстати, по ссылке есть трейлер "аттенберга" на неведомом и прекрасном языке богов, интуитивно-понятный и ханжеэпатируюший):

"От «Клыка» до «Аттенберга»

Греческое кино на «Оскаре»: гротеск, лекарство от отчуждения, министерство глупых походок и Q&A Афины Рейчел Цангари.

В воскресенье, 27 февраля состоится вручение премий Американской киноакадемии. И хотя «Оскар» – это действительно не очень интересно, но как минимум один сюжет предстоящей церемонии заслуживает внимания: в номинацию «Лучший фильм на иностранном языке» впервые с 1977 года попала греческая картина – «Клык»

Йоргоса Лантимоса. OPENSPACE.RU рассказывает о новом греческом кино и публикует материалы Q&А режиссера фильма «Аттенберг» Афины Рейчел Цангари, в начале февраля отвечавшей на вопросы зрителей в Гетеборге.

«Клык» два года назад победил в каннской программе «Особый взгляд» и превратился в ползучую фестивальную сенсацию. В нем изящно доводится до абсурда идея семьи как основной формирующей среды: трое половозрелых детей живут в замкнутом пространстве загородного дома, никогда не выходят на улицу и узнают о мире со слов родителей – авторитарного отца и матери-коллаборантки. Перед обедом они повторяют свои регулярные мантры: дети смогут водить машину, когда у них выпадет клык; когда клык снова вырастет, они смогут выйти за ворота. Незнакомое, излишнее и опасное трактуется старшими в произвольном ключе («Море? Это вид мебели»). Искажение реальности вызывает у аудитории смех, но утверждение отца «Кошка очень опасное животное» – не большее преувеличение, чем «Дед Мороз принес подарки», «Господь все видит», «Нельзя есть мясо свиньи» или «Неверные должны умереть». Лабораторный проект по созданию цивилизации в пробирке оказывается под угрозой, когда в семью вторгается посторонний – женщина, нанятая для оказания сексуальных услуг сыну; случайно принесенные ею видеокассеты («Рэмбо», «Челюсти») становятся информационной бомбой, взрывающей герметичный мир. И это тоже рабочая модель в миниатюре: закрытая система не справляется с новыми вводными, и мы видим, как в эпоху «Гугла» традиционные автократии смывает информационной волной. В «Клыке» отец находит решение: наемная работница уволена, отныне потребности сына будут удовлетворять его сестры. Закрытость системы достигла предела – дальше (уже не в кадре) инцест, вырождение и коллапс.

дальше - больше. через пару беспробудных ночей

кажется, греческое кино встает в список нежнолюбимого наряду с южнокорейским.

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - киноман

22:13 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
и вот еще какое чудо нашел тоже:

08.12.2009 в 18:25
Пишет Тиу:

;-)
Пора уже перестать жить играючи, ужинать на бегу, пора вставать на рассвете, бегать - на берегу, по выходным -- к родителям, а не к друзьям бухать. Пора признаться, что не написал стоящего стиха, не полюбил ни разу по-настоящему (чтоб не вскользь), -- тебе никогда даже сладко, северно не спалось. Вообще, все эти северные вихри, бури, северные твои дожди -- в центральной России их называют "штиль".
Походы налево, прямо, в обход ковровых дорог -- тоже все вышли боком, криво и поперек, и вот ты сиди-кручинься, на пальце крути ключи, кури золотую яву и лучше вообще молчи, смотри по сторонам, учись:
Той эротически снится этот, другой кандидат наук, третий выловил в океане пиратский большой сундук, есть еще неизвестный художник, и хоть слава его не ждет -- он рад, что наконец как хочет, так и живет.
И всякий из них по-своему счастлив, а что же ты? Что значит это твое презрительное "Мечты-мечты"? Кому нужна твоя сенсорика, твой чертов рационализм? Тебя считают циником даже те, кто четырежды развелись: они, понимаешь, ищут, верят в возвышенную любовь, а ты просто в пятницу вечером подсаживаешься к любой, и она тебе строит глазки, белым ведет плечом. Вы немного болтаете ни о чем, а потом ей вдруг становится горячо, и она толкает тебя -- ну чо?
Так что пусть живут себе -- может быть, ты прав; ты вообще-то знаешь, что опоздав, -- или нет, солгав? -- в общем, все ты знаешь, чего уж тут, лишь бы был у каждого свой приют.

А ты перестанешь скоро играючи -- говорят, что-то такое случается с прибытием декабря. Оно то прилипнет к сердцу, то просто раскроет грудь: ни повернуться, ни выдохнуть, ни вдохнуть, ни выпить, ни выплюнуть, ни вплести в стишок, -- ты сразу будто рассеян становишься и смешон, ловишь снежинки ртом, глазеешь по сторонам,
и однажды видишь лицо, и будто вспыхивает: она.

URL записи

и у того же источника выкопал:

«Петроградка бесснежна, нечего ждать и пора в Тамбов.
Прислонившись к стеклу в коридоре, смотреть вперёд,
думать глупое: что бы смог сделать Бог,
если бы это мой сейчас наступил черёд?
Забывать как зовут попутчицу через раз
и не помнить вообще, ноябрь сейчас или март.
- А вы тоже думаете, что сделаны из ребра?
- А представляете, как ей наскучил Эдемский сад?
Потерять нить беседы, в тамбуре покурить,
в темноте разглядеть последнее северное село.
- Это, - скажет попутчица, - железнодорожное поппури
за окном вас тоже, видимо, заебло?
Я, - скажет, - мотаюсь раз восемь в год
и даже не думайте спрашивать, почему -
не ваше дело. - Вздрогнет, замолкнет и отойдёт
в конец вагона: наверно, звонить ему.
За это время честнее всего уснуть и
весь следующий день до прибытия промолчать.
...Но тоска ещё на Московском легла на грудь
намертво, будто гербовая печать.»

такое поднастроенческое, милые.

и еще ее же. концовка невнятная, конечно, но все равно чудное. и что бы там егор по этому поводу ни говорил тоже. замечательные стихотворения.

"день красных глаз и выходов в солнцепек
расправив плечи тесно прижав висок
к причалу слушать биение кораблей
меж рук и плеч становиться еще наглей
стремиться к первому к первой еще на шаг
быть ближе к дому к просеке к камышам
страдать безмолвно горько целуя дым
бояться сплетен выглядеть молодым
в сто сорок глаз высматривать поцелуй
кого-то с кем-то милая не ревнуй
ложиться грудью в поросль в соль в слова
курить бессчетную взглядом за острова
коленом в лоб в диафрагму в холодный пол
гадать по трещинкам кто и куда ушел
кто прав кто лев кто смолчал и ничья вина
какая к черту любовь я пьяней вина
...а небо так высоко что плевать мне на. "

@темы: эстетика по кадзе, стихира

21:47 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
чужая жизнь кажется всегда такой очевидной.

я вот прочитал твою изольду и точно знаю, что ты напишешь свою книгу. поэтому позвонил только что. поэтому и потому что у меня защемило сердце так, как обычно защемляет, когда я нахожу настоящее.
до сих пор не отпускает.
весь вечер буду читать стихи.

сегодня и вовсе день прекрасного:
- потому что и нуар города грехов, вместо которого я чуть не включил черного лебедя (спасибо, милый, ты иногда умеешь быть мужчиной и настаивать на своем), и вы только посмотрите, какая прелесть


(какая женщина, боже правый!)

- и кот, контрастный в своем черном пальто, и шапке и перчатках, и черной пряди, выбивающейся, со светлыми своими глазами и выцветшими джинсами, и до странного прекрасный,

- и изольда.

- и стихи найдутся обязательно правильные.

и все у меня получится.

и в грудит щемит, и что-то разорвется сейчас.
а у меня все пересохло внутри, стакан за стаканом воду пью, и все без толку. это все метафизика внутри меня. я снова безумен.

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - книгофил, кадзе - киноман, kadze's little world

21:42 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Он сказал: "Друзья и родственники не имеют силы, чтобы изменить тебя. Они принимают тебя такой, какая ты есть. А мы нуждаемся в изменениях. Мы влюбляемся, чтобы изменится". (с)


возьмем эпиграфом эту слишком американскую вещь, чтобы меня мог понять кто-то, кроме тупых пёзд, которые не допетрят и половины. а нам вас не надо, милые.

на самом деле, я просто хотел сказать, что я подсел на сноб, и выразить благодарность дар, которая меня все равно здесь не читает и которая же написала об этом издании у себя.

и на самом же деле, там и про искусство неплохо, и про бизнес, и про науку.
интересный портал.
только и всего.
попиарим, если остались еще более дремучие товарищи.

@темы: интернетная фигня, эстетика по кадзе

15:23 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
спасибо милому человеку бумажная цапля, у меня теперь есть на почитать стихи кортасара (и когда-нибудь я их даже верну обратно хД) - и еще много чего, на самом деле. я забыл тебя поблагодарить вчера, когда до меня-таки дошли книжки, но сегодня тоже не поздно.

...и я открываю книжку, а там

Happy New Year

О многом ли я прошу?
Я хотел бы, чтоб рука твоя,
словно бы лягушонок, уснула в моих руках.
Что мне нужно? Вот эту дверь отворить -
в твой мир войти, в замкнутый,
зеленый и сладкий мир.
Нет, в эту ночь, когда кончается совиный год одиночества,
ты не дашь мне руки?!
Ты - далеко...
Из воздуха я сотворю каждый палец твоей руки,
нежную мякоть ладони,
сотворю тыльную сторону - в переплетенье прожилок:
страну голубых деревьев.
И словно бы от меня зависит само существование мира,
последовательность всех четырех времен года,
крик петушиный, любовь человеческая -
в руки свои я беру твою руку.


Посмотрите, какое оно красивое, милые. Очень хорошо под Скотта Метью идут такие стихи, кстати. Не хватает только новогодней чашечки кофе и брауниз - в этом году я мало пек.

С новым годом, милые. А вот - Скотт:

@темы: вкусная музыка, кадзе - книгофил, эстетика по кадзе

09:01 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
мы с котом уехали в японию, в какое-то русское гетто, и бродили по японскому городку, и смотрели на дома, и берег океана во время отлива - о, если бы вы видели тот берег!

а в музей не пошли.
потому что кот не любит музеи.
а со мной так и вообще никто музеи не любит: я могу со смурной рожей оглядывать да винчи в эрмитаже, чуть-чуть задержаться у импрессионистов из-за переливов и теней, купить магнитик с кустом сирени ван гога - но самая большая моя любовь это абстракционисты. кроме вездесущих малевича и кандинского я, к стыду своему, не смог запомнить больше никого, но, скажем, вот такая штука -



такая штука может завладеть моим вниманием на добрых полчаса, и друзья, оставившие меня в зале с восемью картинами, через час вернуться и обнаружат, что я даже до середины не дошел.
потому что это на самом деле интереснейшие вещи. они думать заставляют, чувствовать. как стихи. а не то вам девочку печальную намулевали, вы и рады: ох, взгляд этой дамы с собачкой выражает великую приязнь к ее болонке, возможно, автор хотел сделать намек на потаенные отношения дамы и собачки, которые практиковались в середине пятнадцатого века до нашей эры в знатных кругах.

абстракционизм это как стихи: выплеснул на лист, и уже не больно. а сколько там всего намешалось под слоями краски, можно полгода
разглядывать.

но никто со мной не соглашается почему-то.

@темы: эстетика по кадзе

21:20 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
время обнимашечек.
радоваться.
кушать.
кофепить.

максофраем делиться. а вот этому самое время, милые. я же обещал, что буду постить книгу одиночеств по кусочкам (ах, боги, только идеальный роман пронзительнее):

"ЭТА КНИГА ПОСВЯЩАЕТСЯ Л.
После встречи с нею мне стало окончательно ясно, что я знаю всего два способа любить человеков.
Первый способ — безмерно радоваться всякий раз, когда я вижу человека. И почти совсем не вспоминать о нем, когда его не вижу.
Второй способ — вообще не видеть почти никогда (или вовсе без «почти» обойдемся), но помнить, что есть, теоретически говоря, такой человек. И землю целовать за то, что такое существо по этой земле где-то ходит.
В обоих случаях мне, понятно, ничего от объекта любви не нужно. В том числе взаимности (когда она есть — это просто дополнительное удовольствие).
Нечего и говорить, что иные способы любления ближних представляются мне почти дикостью.
Ну, мы, извращенные натуры, вообще редко бываем толерантны к большинствам.

ЭТА КНИГА ПОСВЯЩАЕТСЯ ЛАРОЧКЕ,
которая позвонила мне в четыре часа утра, в самую долгую из декабрьских ночей, пьяная в жопищу, нежная.
— Где же ты, — говорит, — шляешься?"


причем постить по полтора отрывка куда интереснее, чем по целому.
отличные одиночества, честное слово.

а еще я закладываю ее черно-белой открытой с котиками в немом кино, закругленными уголками и эйфелевой башней. чрезвычайно романтично.

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - книгофил

22:55 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
а еще утащил из жжшечки одной хорошей местной поэтессы чудесные стихи некоего артура бахманова. я не знаю, кто он, о чем думает, с кем спит, и пьет ли он кофе, и любит ли джа, джигурду и джазменов, я, честно говоря, вообще в первый раз слышу это имя, да и не важно все это. вы почитайте, как замечательно

***
Говорить – глупо,
учусь молчать.
Твой палец, прижатый к губам, надежнее гербованного сургуча
все мои посевы опустошила беспощадная, яростная саранча
из под крана течет вторая отрицательная группа.

Ты говоришь: научись молчать, потом учись говорить
Рядом с тобой никто не может жить, рядом с тобой одни трупы
маленькие трупики первенцев, повстанцев, принцев,
и лампочка, перегоревшая, в сто ватт.

Silentium! теперь твой кровный брат, твои отец и мать.
Солью на глазах встречай, привкусом жженого хлеба
своих волков провожай.
Ты говоришь: молчи, как никто не молчал.

Я смотрю в глаза мессии, в глаза любовника, в глаза палача
серые, зеленые, синие/ на мне заживают ушибы, зализываются раны, проходят струпья.
Я научился молчать,
говорить – глупо.


"из-под крана течет вторая отрицательная группа" - да божегосподи, вы только подумайте, как оно прекрасно! только. и взахлеб читая второе, я думаю

***
лето два:ноль
налей двойную нам - есть, что отметить
эрика баду в нашем дому курит на мундштуке сигарету.
как инь и ян:
у меня табу на разговоры, молчания обеты
строчки из лао дзы
ты вылавливала из моря закаты рассветы
крылышки стрекозы.
обещали родителям вернуться к обеду, пропадали до самой зари.

на двоих
лето и кожа цвета кофе
в кофейнях сидя на софах, попивали мокко
мы добрались бы до самого марокко или даже до экватора,
под гул вувузел разрезали бы землю надвое,
как какой-нибудь спелый южный фрукт.
кормили бы им птиц с рук и нам все бы сходило с рук.

лето второе по счету,
согревает наши замки из песка
под ногами песок, на лицах песок, на груди, на висках.
мы истоптали пол-юга дорог, как пара бездомных дворняг.
нас по ним вел Бог, на серебряных поводках
Бог и иже с ним

лето - два, ноль на руках.
может быть повторим?


вы только почитайте. обязательно почитайте.
не люблю, когда не читают.

@темы: эстетика по кадзе, стихира

07:29 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
читать хименеса под влиянием фрая - это, господа, полнейшая бездарность и безобразие. но тем не менее, это утро говорит мне: вставай, милый, и делись.

ну я и делюсь.

ИДЕАЛЬНОЕ МОРЕ

Свет маяка
словно вздох ребенка, который
почти что Бог - до нас едва долетает.

...Какие просторы!..

И мнится мне,
что зажжен маяк не для морей зловещих,
а для вечности вещей.


все-таки питаю неиллюзорную слабость к аргентинской-испанской литературе.

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - книгофил

21:57 

in the porn when i was born sky is blue and see is green


я сегодня счастливый такой был, взрезал своей улыбкой холодный ветер, улыбался, улыбался, улыбался.
я ходил по магазинам и покупал подарки. и двоим, хорошие, уже отыскал именно то, что хотел.

и, конечно, заглянув в книжный, не смог оторваться. не смог не купить подарок себе.
конечно, это был фрай.
я немного боялся книги одиночеств, но она преследует меня в последнее время, попадается и с книжных полок кричит: прочитайпрочитайпрочитай.
макс фрай и линор горалик - когда она не рисует свои отвратительные комиксы, я готов прочитать ее, но лучше не стихи, а прозу. до сих пор перед глазами стоят сцены из той книжки, которую дала мне эл. полицейская кшися с морфом маленькой девочки, которую насилуют ножом. снафф. точно.

так вот, макс фрай и линор горалик. на задней обложке:
".... книга о настоящем одиночестве могла быть написана только вдвоем, только людьми бесконечно близкими и бесконечно чужими, понимающими друг друга с полуслова и не способными договориться даже о таком пустяке".
я открыл и увидел фразу:
- мы психи.

вот тогда-то я понял: мое.

@музыка: Я, как и ты, люблю слушать Тори Амос И смотреть на мосты,

@темы: эстетика по кадзе, кадзе - книгофил

20:21 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
вот оно, милые. это надо послушать. я наткнулся только что во френдленте. это стихотворение обязательно надо послушать.


@темы: эстетика по кадзе

котофход

главная