Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рифмованство (список заголовков)
19:20 

обострение D

in the porn when i was born sky is blue and see is green
В моей голове дождь –
Прощальный и питерский дождь.
И к черту дурной снег,
В моей голове дождь.
В моей голове дрожь –
И время замедлило бег,
И кофе из чашки пьешь:

С по-детски припухлых губ
Стекают слова и мед.

И я обожжен вдруг –
В моей голове гул,
В моей голове снег
Растаял, и стал дождь.

@темы: рифмованство

08:29 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
а все началось с того, что я опять пытался почитать лукъяненко. я сидел на кухне и ждал, пока расплавится сыр на бутербродах, взглянул на "Лабиринт отражений", грустно вздохнул и понял, что я их опять даже не открою. дело даже не в том, что я перечитал всего лукъяненко около пяти раз (ну, почти всего), просто он мне надоел смертельно, потому что не гений )

я удрученно посмотрел на книгу и выдал три первые строчки стихотворения, после чего забил на бутерброды и побежал к компу:

Твоя книга рассчитана на двоих,
Твоя книга прочитана до конца.
В эпилоге остался лишь белый стих
И слегка изменившийся цвет лица.

Ты мое двоеточие в свете лет,
Ты рассказывал, слушал, молчал и пел.
В эпилоге остался обратный билет
И испачкавший джинсы зеленый мел.

Ты мое послевкусие этих дней:
Остаешься и пряно горчишь во рту.
В эпилоге у нас твой воздушный змей
И почти поцелуй на почти мосту.

@темы: рифмованство

06:48 

Мостовые

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Питер. Ночь.
Усталые лысые женщины бродят по мостовым.
Я, может быть, прошепчу твое имя,
И это будет впервые.
В каком-то заброшенном доме мы предадимся любви,
На выдохе лишь одно:
«Мо-сто-вые».

Питер. Ночь.
Плебейский и грязный вокзал.
Моя мечта романтизма. Зубовный скрежет.
И поезда льдистый и ржаво-жестокий металл
Мои мостовые, как тишину:
Режет, режет.

Меня унесло на восток от моих мостовых,
И питерский ветер в ладони бессильно затих.


бонусы
Я безумно доволен этим стихотворением, правда.

@темы: рифмованство

14:07 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Собравшись покушать и разыскивая книгу, я сочинил еще одно дурацкое четверостишие про писателей (как про паланика и драники):

- Зая,
я читаю
Фрая.
- Ая?


)))

@темы: рифмованство, просто подумал

14:10 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
прелюдия

Интерпретация моих мыслей
В твоей голове.
Ты водишь кистью,
Мазки гуаши…
Дура.
Когда ты закончишь играть в рулетку?
Когда перестанешь верить,
Что последнего патрона
Нет?

Я устала вставать по утрам,
Воевать с собой,
Накрывать на стол
На двоих
И ждать.
Окажется ли на этот раз
Последний патрон
Последним?

Но ты снова хлопаешь дверью
В кухню.
И куришь.
Дура.


как-то так получается, что я пишу стихи от обоих лиц и иногда даже вживаюсь в шкуру женщины. похож? ))

p.s.

@темы: рифмованство

21:18 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
а, знаете, мы ведь ископаемые. мы пишем стихи, которые давно устарели - не важно, в классике мы их пишем или верлибром. мы совершенно отстали от местной поэзии, потому что в наших стихах не найти ни одного слова "хуй". на сегодняшних "Майских чтениях" нас было таких пять человек - у которых не было куя в стихах: причем одна была совершенно бездарна, две - истеричны, а двое - мы. кошмар. я устал от такой поэзии, устал от мата: я могу на нем ругаться... но не разговаривать же и не писать же на нем стихи! куда, черт возьми, искусство подевалось? куда?

с усталости написанные, мои:

***
А мне
Хотелось тебя прямо здесь:
В этом бетонно-картонном удушье,
Где ритм алогичен и спесью разрушен,
В этом…себе, обреченном слушать
Отсутствие мыслей и Бога
В каждой второй строке.

Хотелось закрыть твои уши ладонью,
Запомни:
Только одной.
И гладить по голове
И шептать тихо-тихо:
«Не надо. Бог здесь»

И сорок листов исписать этой болью,
Своей второплановой пафосной ролью,
Усталым далеким безрадостным криком…

А знаешь, что радует?
Мы не привыкнем
К любовям на час
Между парой и парой,
Что кто-то из нас,
Может быть, станет старым,
К придуманным детским вчерашним кошмарам…

За это тебе мое тихое:
«Будешь».


когда я пожаловался Наташке, что в них нет "картинок, она сказала "а я вижу, как ты прижимаешь к себе нежно Ди, гладишь его по голове и говоришь не то что нужно, не то что тебе хотелось бы сказать, но это нельзя сказать"

@темы: рифмованство

12:48 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
и еще одно стихотворение, написанное как-то по случаю на какой-то скамейке. я его тоже стесняюсь, мне оно кажется не очень удачным, но я в восторге от последних четырех строчек ). хочу услышать все, что вы думаете.

***
Он ворует у нас любовь.
Мы - навсегда обреченные
Остаться лишь текстовой строчкой
В стандартном окне.
Я никогда не услышу твой голос,
Я никогда не открою глаза
На подушке
Рядом с тобой.

Мы можем
Сколько угодно
Перечитывать логи,
Письма,
Написанные не от руки.

Это наш платонический ад,
Осужденный на вечную
Мастурбацию
В холодной квартире.
Он хорошо
Передает лишь две эмоции:
Боль и смех.
Но боли, к сожалению, больше.

@темы: рифмованство

08:11 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
для начала небольшое вступление:
я никогда не был в Москве и в общем-то не вношу этот город в список тех, куда мне зачем-то приспичило.
я не почитаю ваниль за пряность, достойную моего кофе. она хороша лишь для папиного творога.
я равнодушен к тополиному пуху. ну пух, и пух - что за прелесть? только в нос лезет.
я не люблю осень - ужасно не люблю эту старость года.

Тем не менее, из этого всего получилось стихотворение. Я сидел на кухне и ел клубнику, когда оно пришло мне в голову:

Летоосень
Я пошел сниматься в дожде и пыли,
В мармеладных оттенках осенней листвы
И в песочного цвета крупинках ванили,
Мною купленных в улицах старой Москвы.

Будет снег. Мы с тобой посмеемся немного.
Этот снег тополиный не страшный совсем.
И к тебе иссушенная жаждой дорога -
- жаждой моря, тебя... Я не встречен никем.

Я ушел одиноко в оранжевый хохот
Листопадного моря и снежных ветвей.
Без тебя, дорогая, хорошо мне и плохо,
Без тебя, дорогая, здесь нет тополей.

@темы: рифмованство

21:55 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Июль
Мои странные дни начала июля.
Я несомненно схожу с ума.
Я без конца подставляюсь под пули.
Мне опостылела эта тюрьма.

Кажется, я сумасшедший и лунный,
Кажется, буду бежать по шпалам.
В это странное время: между днем поцелуев
И жаркой ночью Ивана Купалы.

И в этот раз мой букет кувшинок
Для незнакомки в какой-то кофейне
И обезглавленный левый ботинок
И я: "Вы, наверное, фея".


скажите мне что-нибудь по этому поводу.

@темы: рифмованство

21:37 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Я расставил все точки над i.
Хочешь небо в алмазах?
Смотри.
Я рисую асфальтовый мокрый пейзаж на бумаге
И звезды в прогибах дороги.
На аллее остались бродить только тени и боги.
Но ты смотришь на небо?
Ты смотришь на вечность?
Смотри.

@темы: рифмованство

21:39 

Самара-СПб

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Собраться с мыслями, сесть и написать-таки отчет о своей поездке...

Самара
Три часа мы тряслись в электричке, наполненной скукой, мальчиком Сережей, его компотом, шарлоткой и кучей невеселых пассажиров. Впрочем, такие вещи обычно забываются сразу же после окончания, если они перекрываются новыми впечатлениями. А впечатлений было море. Мы узнали:

- каким красивым бывает город, лежащий от нас в семидесяти километрах;
- что когнитивный диссонанс - это когда бьешь Ника по затылку ручкой его же зонта, а он тебя за это чмокает в щечку;
- что такое Дно и с чем его едят пьют;
- какова на ощупь смирительная рубашка от Монарха;
- как носить трусы в складном зонте;
- как набрать полные песка и воды вещи перед поездом;
- и как весело бывает, когда орден Мэш снова собирается вместе!



Питер
Его было так много, что совершенно непонятно, с чего начинать и чем, собственно, заканчивать. Впрочем, я попробую снова включить своего ощущенца:

Начнем с того, что в гостиничном номере мы жили втроем: я, Регина и Сергей. Нелегко Регине, конечно, пришлось с двумя мальчиками... Получилась сия оказия следующим образом: сначала нам обещали трехместные номера, и руководитель раскидал всех по тройкам, а потом оказалось, что на 21го человека выделили десять двухместных номеров, и в одном из них - дополнительную койку. После того, как мы, протусовавшиеся полсуток на моей нижней полке напротив Андрея (наш рук.), выдали акробатический этюд - Сережа, Кадзе и Крыса спят на одной полке втроем - судьба трехместного номера была решена.

...На нас косятся везде: будь то Чебоксары, Тольятти, Самара или даже Санкт-Петербург. Мы доказали неопровержимость этой теоремы и в этот раз: наши пантомимы в метро (где ни черта не слышно и довольно скучно стоять просто так) - мы "перемигивались" бровями, просверливали пальцами дырочки в воображаемых газетах, открывали и закрывали воображаемые двери, дрались на воображаемой катане и воображаемом вынутом позвоночнике... они лишь чуть-чуть уступают танцам Сергея - он умудрился станцевать X-Box 360, дорожные знаки и станцию (о, не спрашивайте меня, просто примите на слово!)... нас принимали за местных, спрашивали у нас дорогу в рок-клуб, долго-долго убеждали, какие мы "охренительные чуваки" и просили денег на пиво... мы пафосно вышагивали в гадах и кедах, с зонтами и понтами, все в черном и темных очках из гостиницы христианского университета... мы затащили знакомого рэпера в рок-клуб, и он подружился с барменом настолько, что ему наливали на халяву... мы как полудурки перлись два первых вечера по полтора часа от Невского до Нарвской глубоко за полночь...

Но как истинные провинциалы, мы обнаружили свою сущность в суши-баре: делаем заказ, официантка уносит меню и приносит какие-то горячие полотенца на тарелочках, мы сидим в недоумении в полчетвертого утра, плохо соображающие...
- Так что с ними делать-то?
- А давайте послушаем, вон люди за тем столиком что-то говорят.
... чтобы согреться
- О! Эти полотенчики нужны, чтобы о них греться! Давайте греться!!!
"Да, девушка, погорячее что-нибудь принесите, замерзли"
- ^___^ """""

Нам везло, как утопленникам, которые с камнем на шее падают на сундук с золотыми монетами и случайно перетирают веревку от камня какой-нибудь острой пикой, валяющейся неподалеку. Главное - случайность. Мы могли случайно завернуть в какой-то двор и обнаружить там ванну - suddenly!; - распрощаться с мечтой попасть на концерт Арефьевой и через пару часов услышать "Дорогу в рай" при выходе из метро; забыть совершить пересадку на Технологическом институте, подумать, что это уже Невский, и выйдя и обнаружив себя в незнакомом месте, вдруг обнаружить чудесных уличных музыкантов с чудными инструментами, которые играют так, что невозможно заставить себя уйти...

Мы ходили в зоопарк, ска-инди-панк-XDDDD-клуб, по соборам, рок-магазинам, разнообразным кафешкам, набережным, подворотням, случайным улицам, в пышечную, суши-бар, эрмитаж, видели развод мостов, местных ролевиков, кормили уток, побывали даже на питерской крыше в рамках проекта этажи...
Пожалуй, из всего своего плана я не сходил только на улицу Джона Леннона... но должно же что-то оставаться и на потом.

Когда мы ехали на вокзал, я по привычке смотрел на дома и тихо-тихо шептал: "Детка, я еще вернусь". А потом осталось еще немного времени, и мы сидели в одном из ближайших дворов-колодцев, докуривали последние ментоловые сигареты - вот еще одна питерская привычка! - и пели разные-разные песни.

В один из последних дней, после того, как мы читали друг другу Есенина и Мандельштама, я сел на лестнице в гостинице и написал стих

А вот еще небольшая подборка того, что мы написали в поезде, когда мы играли в старинную игру: придумай стих с тремя вот этими словами:

Каракули, шапка, воздержание

Интернационал, клюшка, валюта

@темы: фотофак, рифмованство, география кадзе, kadze's little world

19:33 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Написанное в осенних Чебах. Оно. Мое. Случайно-закономерное. После серии маленьких чудес. И, боги, все после, все после. читать дальше

***
Завтра мы въедем в осень.
Мне не хватает тепла.
Завтра, без четверти восемь,
Из канцелярии зла.

Будем лечиться кофе,
Воздух горячий в гортань
Будит твой острый профиль
С резким изгибом рта.

Будит дневное солнце
Между осенних туч -
Рот твой в усмешке гнется,
Если поймаешь луч.

Завтра пейзаж осенний,
Листья и мелкий дождь, -
Все будет легкой тенью
Колких ресниц. Войдешь

В воздух сырой и ржавый
И скажешь свое: "Будешь чай?"

@темы: рифмованство

22:05 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Чаще всего строчки приходят ко мне либо за кухонным столом в утреннем одиночестве, либо когда я выдавливаю из кончающегося тюбика последнюю пасту и бросаю первый взгляд в зеркало в ванной. Сегодняшние - из ванной.

Вероятно, не случайно написалось оно именно сегодня - двадцать пятое число любого месяца для меня теперь преисполнено смысла. Уже два в четвертой степени месяца я наслаждаюсь улыбкой своего котеньки.

На двоих один слог: ток
Пробегает с макушки до ног.

На двоих один текст: из
Моих рук быстро падает вниз,

Обретя форму. И в провода
Улетает твое "Да".

@темы: рифмованство, kadze's little world

22:15 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Случайно, в водителе машины, проезжавшей мимо, я опознал человека, который раньше был мне очень дорог. Конечно, это был не он, минутное наваждение, но я пришел домой, сел за компьютер и не смог удержаться, чтобы не написать ничего о нем. Получилось стихотворение в прозе, которого я тут же застеснялся, как плагиата милой особенности юки или же как чего-то не очень качественного. Я не стал публиковать это здесь, но две строчки прочно засели в моей голове.

Тогда я вспомнил вдруг все хорошее, что только было в моей жизни, придумал много того, чего никогда не было, и написал это стихотворение:

Мы варили камру, мы как кошки сидели на крыше,
Среди писем искали засушенный хрупкий листок,
Мы трепались часами по телефонам, я слышал,
Как полночь вползает в постели, а дождь – в водосток.

По-турецки сидели на чьем-то холодном балконе,
Говорили о женщинах, лете и дыме от труб,
Мы смеялись так звонко, шутили и ржали как кони,
Мы касались дрожащими пальцами сохнущих губ.

Мы любили друг друга на кухне, в квартире и в поле
И делили последний на пару частей бутерброд,
Мы валяли друг друга по шишкам, кривились от боли,
Резкий рот натыкался на нежный и ласковый рот.

Мы столкнулись как атомы – быстро, случайно и споря,
Мы взметнулись, как капли вина, переполнив бокал…
А что после? Здесь было так много историй -
Знаешь, пусть остается хоть в этой открытым финал.


з.ы.: кто угадает, из-за каких строчек оно писалось?

@темы: рифмованство

22:21 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Уехал в столицу
Учиться пить кофе
без водки. Курить
лишь пассивно и мало.
В метро помещаться
скукожась и в профиль.
И спать, где попало
И сколько попало.


Пришло сейчас в голову. Просто маленькая зарисовка, ничего больше.

@темы: рифмованство

20:05 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
Я учусь отдыхать один,
Прихожу на концерты, играю сплин.
Прикрываю рукой нити ранних морщин,
Отражаясь в глазах витрин.

@темы: рифмованство

20:41 

in the porn when i was born sky is blue and see is green


Карниз-вдохновение

Погода меняется рваными ритмами.
Столб в столб, стон в стон.
Я пью вдохновение, меряю литрами
Стой, стой, стой
Сто
Неумелых движений на грани полета
Слазь. Раз. Вниз. Вдрызг.
Танцуем на подоконниках что-то.
Шаг в такт. Кар-низ
Изгибается и обнаженный
Под резких движений безудержный криз
Поет, как струна, этот наш протяженный
На сто миль в секунду горячий карниз.

@темы: эстетика по кадзе, рифмованство

10:32 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
детка,
запиши свои сны на салфетке.
в нашей яркой неприбранной клетке,
право, нечем дышать.
детка,
если честно, ты марионетка.
я бы дергал за нитки, нимфетка,
но могу лишь бежать.

от угла до угла
в нашей тесной квартире
30 запертых метров -
несвобода и драйв.
ты бы тоже смогла
танцевать штрих-пунктиром,
я ведь вычертил мелом
на полу.

не вставай.
одеяло согреет не душу, а ноги,
и глитнвейн только вылечит горло, не боль.
от окна, до окна, от порога, с порога.
точка-точка-тире. единица и ноль.

запиши свое имя на мягком диване
подогретым и огненно-ржавым гвоздем.
завтра будем весна. завтра будет ве... с нами
ничего не случится. чего же мы ждем?


p.s.: стихотворение действительно было написано на салфетке, потому что было больше не на чем писать, сегодня в десятиутреннем кафе. джаз и полное непонимание. и два звонящих грузина в придачу.

а вот, что мне сказал по этому поводу один знакомый поэт

а еще расскажите мне, пожалуйста, про строчку "завтра будеМ весна. завтра будеТ ве... с нами" - сначала будеМ было опечаткой, а теперь я не знаю, исправлять ли: появляется ведь что-то от этого "будем"... хочу услышать мнение.

@темы: рифмованство

15:40 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
я начал сочинять стих, и тут ко мне пришло озарение в виде - внезапно! - артезианских скважин. что-то вроде:

я пил из твоих артезианских скважин...

я проржался и сочинять дальше перестал. посему объявляю конкурс на лучшее стихотворение или четверостишие, в котором будут упомянуты эти два слова. участвуют все!

@темы: рифмованство, апогей кретинизма

20:49 

in the porn when i was born sky is blue and see is green
и, ребятки, я знаю, что я уныл. и что меня уперло на совершенно бабские стихи. и что я подражаю марте яковлевой. но оно вот написалось:

Марта Цвейг зависает в провинции, пишет свои стихи,
Собирает гербарий и пробует ямс по субботам.
Я роняю в парижской квартире духи,
Натыкаюсь на стекла и тут же бегу на работу.

Марта Цвейг на террасе пьет кофе и ест бутерброд,
Предаваясь изнеженным солнечным ваннам.
Я сквозь трубочку – сок, берегу напомаженный рот
И мечтаю забыться на жесткой подушке диванной.

Марта Цвейг потолстеет и будет носить свой домашний халат,
Не спеша мне расскажет об этом размашистый почерк.
В тесноте миниюбки я офисный стойкий солдат –
Марта, все прочитаю, ответить не в силах ни строчки.


и надо бы концовку переделать... да вот непрет чота)

@темы: рифмованство

котофход

главная